?

Log in

No account? Create an account
 
 
17 October 2010 @ 01:59 pm
ЭКСПЕДИЦИЯ НА КРАЙ ЗЕМЛИ РУССКОЙ. ОСТРОВ ОНЕКОТАН. Часть 2.  
 
ЧАСТЬ 1.   ЧАСТЬ 2.   ЧАСТЬ 3.    ЧАСТЬ 4.

 

7 СЕНТЯБРЯ, ВТОРНИК

 

В 7 утра, выбравшись в кокпит я был заворожен утренним видом острова Мечты и его жемчужиной Креницыным – в  лучах утреннего оранжевого солнца с легкой дымкой рассеивающегося тумана он приковывал к себе взор и невозможно было оторваться.

  

В 8 утра мы уже бросили якорь в бухте Муссель и в две ходки перебросились на спасательном тузике на онекотанский вулканический песок.

  

На берегу бухты много следов присутствия военных в былые годы – огромное количество бочек для солярки, гильзы от зенитных установок и даже целые снаряды советских и, возможно, даже японских времен. Пройдя руслом р. Резвый 300 метров от бухты мы поняли, что уходим от дороги и, зацепившись веревкой и карабинами довольно ловко для первого раза вытащились наверх, на старую японскую дорогу, которая тяжело, но узнавалась сквозь высокую траву и быстрорастущий ольшаник. Немного выше дороги обнаружили окоп со смотровыми выходами, с которого прикрывалась дорога на всем ее протяжении в пределах видимости.

Прорываться через траву и густорастущие деревья трехметровой высоты было тяжело, но, не зная, существует ли другой путь, мы шли особо не стараясь выдерживать ходовые циклы, а отдыхая, когда кончались силы, иногда через 10, иногда через 20 минут, но вряд ли больше. Увидев сверху «с дороги» селение Онекотан, где стояла раньше рота ПВО, бросили рюкзаки и спустились посмотреть на то, что осталось. Время берет свое – остатки гарнизона постепенно разрушаются. Вагончики, в которых, предположительно, жили офицеры, были оборудованы системой отопления с центральной котельной, которая стояла между ними. Тарелка ЗССС вросла в землю, баня на берегу речушки Банной почти рухнула, уныло склонившись над быстрым потоком… Кругом были видны следы долгой борьбы сурового климата и настойчивых людей, осваивавших по клочкам этот неподатливый край. Но время шло, политика поменялась, технологии усовершенствовались и Родина сказала: – «довольно, возвращайся солдат!» - солдат вернулся, а добро так и догнивает, преумножая цифры миллиардов, потраченных на боеспособность страны.

Поднявшись обратно на дорогу по расщелине, обнаружили Андрея и Сашу, которые догнали нас и питались жимолостью рядом с брошенными нами вещами. Дальше шли вшестером. Тяжелые рюкзаки и непроходимая дорога отнимали много сил - привалы через каждые 300 метров. Попытки уйти далеко от дороги постоянно приводят к тупикам в кедровом стланике, поэтому старались не отходить от нее далеко, во всяком случае держать в пределах видимости, когда по ней совсем нельзя идти.

В 2,5 километрах от бухты, дорога улучшилась, олешник отступил, идти стало легче. И хотя сил эти километры и прогулка в Онекотан забрали много, мы немного прибавили в скорости. Во время обеденного перекуса мы с Василичем направились за водой. Решили идти в ручей Резвый, хотя в океан он приходит сухой, была надежда, что здесь, в 3 км от берега увидим его живым или хотя бы ручьи/родники в него впадающие. Однако спуск в ручей и поход вверх/вниз на 300 метров нас огорчил – русло абсолютно сухое, вода ушла глубоко под камни в вулканический песок. Поднимаемся ни с чем, понимаем, что поход в Бодный был ошибкой, но дойти до Банной сил уже нет. Хорошо, что у Андрея с Сашей была вода и трявяной чай, которыми мы с удовольствием запили наш стандартный энергетический перекус – сало с чесноком и сыром + куриные яйца и вареную гречку, которую захватили с яхты ребята. Двигаемся дальше.

Понимаем, что вставать на ночлег надо хотя бы в отдаленной, но уверенной близости питьевой воды. Впереди в распадке виден ледник, который должен быть источником воды. Постепенно дорога начинает взбираться на хребет под более крутым углом -отдыхаем чаще. На одном из привалов мы с Сашей взяли пластиковую посуду, которая вся уже опустела к тому времени и прорвались через заросли ольхового и кедрового стланика вниз, где по нашим расчетам должен был быть ледник. Однако, ли ледника, ни воды там не оказалось, но в тишине слух уловил где-то выше тонкое журчание. Поднявшись по руслу метров 300 мы наконец наполнили всю посуду прозрачной, как слеза родниковой водой. Залезли обратно на дорогу и напоили экспедиционеров, которые пили, как не в себя. Принимаем решение подняться еще немного и найти место для лагеря. Что и было сделано метров через 400, как впоследствии оказалось – очень удачно (координаты 49 22 45.06N и 154 45 07.10E). Чуть ниже нас, в овраге, спрятался живописный ледник,

  

проточенный ручьем насквозь и превратившийся в тоннель, напоивший нас в тот день и дававший питьевую воду еще впоследствии. А вверх уходила дорога на хребет, казалось до вершины которого рукой подать. Поставив палатки, решили дойти до вершины хребта на вечернюю фотосессию кальдеры и вулкана, однако, пройдя метров 500 поняли, что первое впечатление обманчиво и идти нам еще далеко, повернули назад. Погода в тот день была настолько благоприятная, что мы надеялись, если она продолжится, обязательно дойдем до вершины Креницына. Обратный спуск был даже сложней, чем подъем для практически отказавших коленных суставов у меня и Анатолича. Но все преходяще – хороший ужин и ходовые 50 грамм восстановили силы и позволили расползтись по палаткам. Василича поместили в отдельностоящий домик Ярулаича, чтобы он сотрясал его стены, трое же малохрапящий улеглись в большом доме Василича. Засыпалось с мыслью: «Принесут ли нам удачу последующие два дня?»


8 СЕНТЯРБРЯ, СРЕДА

 


Ночью поднялся ветер и пошел дождь. Боль в коленях напоминала о вчерашнем тяжелом переходе, но забывалась от массы положительных впечатлений. Высунувшись из палатки понимаем бесполезность сегодняшнего дальнейшего движения к вулкану. Дремлем дальше. Роман Олега Уланова «Курильский эксцельсиор», который Яруллаич читал вслух в большом «доме» скрашивает непогоду и заставляет забыть о потере драгоценного времени.

Андрей с Сашей поднялись, дошли до вершины хребта, и, не увидев ни кальдеры ни вулкана по причине сплошного слоя облаков, окутавших все вокруг, пошли обратно в Муссель к ожидавшей их яхте, надежно закрепленной двумя якорями.

К обеду дождь прекратился, мы вылезли из палаток в раздумьях, как поступить дальше. Позвонили Алексею за прогнозом со спутникового телефона. Сказал, что вечером дождь закончится (что подтверждало правдоподобность прогноза) и будет средний ветер 9-11 м/с с С-З без осадков до конца пятницы. Решаем, что это окно и есть наш шанс, начинаем готовиться к переходу на вершину хребта и поиску места спуска в кальдеру. Выход отложили на утро, максимально к нему подготовившись. Ужин, глава из романа Уланова и сон в предвкушении дальнейшего путешествия.


9 СЕНТЯБРЯ, ЧЕТВЕРГ

 

Утро хмурое, но решение принято, идти надо. Как обычно у нас водится, чрезвычайно долгие сборы. Выходим позже 11-ти. За день, проведенный на вынужденной дневке сил поприбавилось, поэтому, не смотря на приличный уклон вверх идем бодро. Оглядываемся назад, проверяем оставленный нами «базовый лагерь» - маленькая палатка, часть ненужных вещей и провизии – он постепенно теряется из вида.

Около покосившегося столба с шаром наверху  какими-то цифровыми обозначениями на нем, дорога поворачивает направо вдоль Кольцевого хребта, мы же идем прямо, как шли, на Ю-З, затем забирая чуть южнее, чтобы не выходить на одну из вершин хребта, обозначенную на карте, как 608,8 и, удачно обогнув островки непроходимого стланика в 12-15 выходим чуть южнее этой вершины на хребет (координаты 49 22 16.55N и 154 44 36.62E).

Снизу, сквозь непроницаемую взору смесь из тумана с облаками доносится недобрый шум прибоя озера Кольцевого. Сильный ветер (совсем не 9-11 м/с) туман, но лица счастливы, делаем исторические кадры.

  

Оставляем рюкзаки в месте выхода на хребет и движемся влево, на восток к г. Кратерная. Характер движения зигзагообразный, то отходим от вершины хребта, чтобы обойти труднопроходимый стланик, то приближаемся к нему, дабы осмотреть возможные места спуска.

Буквально в следующий наш выход на хребет облачность и туман начинаю постепенно рассеиваться, мы делаем первые снимки выглядывающего из под седых облаков Вулкана. Зрелище фантастическое! Мы здесь!!!

  

Не хочется ни спорить, ни провозглашать, ни даже просто говорить – хочется молчать, смотреть и думать… 

То двигаясь вдоль хребта, то снова обходя зигзагом стланик находим несколько точек возможного спуска, делаем отметки на GPS. Не доходя метров 500 до самой восточной точки кальдеры я делаю пробный спуск вниз в месте, которое показалось приемлемым. Довольно быстро, минут за 15 достигаю озера, омываю лицо абсолютно прозрачной и нейтральной на вкус водой. Снизу просмотр кальдеры намного лучше, чем сверху в это же время, как будто смотришь на воду под тонкой шелковой простыней, простирающейся на половине высоты хребта. Делаю несколько снимков. Насладившись еще 5 минут видами мертвого озера, помахав рукой появившемуся наверху, в пределах видимости Ярулаичу, начал подъем. Он мне показался сложным для преодоления с лодкой за плечами. Потратив в общей сложности на спуск и подъем около часа, доложился о впечатлениях остальным и мы двинулись обратно к рюкзакам. Потенциальных точек для спуска у нас достаточно, надо было определить самую легкую из них на завтра.

Еще в одной точке, отмеченной ранее, Ярулаич с Василичем пошли пробой вниз. Разделившись на полпути, Ярулаич вскоре вышел на непроходняк, Василич же продолжил путь и вскоре достиг кальдеры. Не маякнув Ярулаичу он пошел искать полегче путь наверх. Я делал записки прошедших дней, Анатолич вкушал происходящее молча рядом. Находясь в укрытии от ветра мы не заметили, что вулкан и дальняя, северная часть кальдеры открылись полностью, о чем сообщил нам  с энтузиазмом Ярулаич, поднявшись наверх – мы провели прекрасную фотосессию, сначала без Василича, а потом еще и с ним, понимая, что капризная погода Острова может дать нам еще много фото дней, а может улыбаться в последний раз перед затяжным ненастьем – прогнозы здесь работают плохо.

  

Наснимавшись вдоволь, пошли к оставленным рюкзакам. Шли в основном по самому краю хребта, избегая зигзагов вглубь, в обход стланика, так путь оказался значительно короче. По дороге нашли прекрасное место для лагеря – прямо за вершиной хребта было небольшое углубление, словно огромная чаша, более или менее со всех сторон защищенное от все усиливающегося ветра. Перенеся рюкзаки к лагерю, разделились – Анатолич с Василичем начали ставить лагерь, а мы с Ярулаичем пошли вниз с лодкой в еще одной точке, отмеченной ранее, чтобы подготовить плавсредство для завтрашнего штурма кальдеры. Сверху путь вниз в этой точке просматривался не до конца, но мы решили рискнуть, так как проверенные ранее спуски показались тяжелыми, да и были далеки от лагеря. Спуск оказался намного сложнее тех, которые опробовали. В начале опасные камни, затем труднопроходимый стланик и, в конце концов, тупик. То, что мы не могли увидеть сверху, оказалось отвесной скалой на 15-17 метров к кальдере с двух сторон от огромной, упавшей когда-то вниз скалы-пузыря. Исследовав непроходняк с двух сторон, начали обратный подъем. Он измотал нас окончательно. Я пытался было уйти левее, уже видимо плохо соображая от тянущей меня вниз лодки за плечами и увидав там свет намного ближе, чем в месте, где мы начали спуск. Да, свет был ближе, но очередная скала в 12 метров отделяла меня от вершины хребта взять которую не представлялось возможным. Пришлось возвращаться к началу спуска. Выбравшись наверх, лежа плашмя и переводя дух, вспомнилась добрая пословица, что самый близкий путь – знакомый путь. Да, в горах это становится крайне очевидно!

Придя в лагерь обнаруживаем Анатолича, в палатке, прогибающейся до земли от беснующегося ветра, безуспешно пытающегося вскипятить воду в котелке на газовой горелке для ужина. Василич ушел за водой. Понимаем, что в этом месте палатка не выдержит нападок крепчающего ветра, пошли с Ярулаичем искать более подходящее место. Казалось, ветер был вездесущ, каждый метр обозримого пространства взрывался налетающими шквалами. Понравилась идея Ярулаича – в метрах в 30 от вершины, прямо под нависающим стлаником склон веслами превратить в условно ровную площадку для установки палатки. Последние силы дня были потрачены на выравнивание в два весла плодородного слоя хребта. Анатолич в это время «условно вскипятил» воду, Василич вернулся с «условно питьевой» водой, ну а у нас получилась «условно ровная» площадка Перенесли палатку, постарались закрепить ее дополнительными растяжками и колышками, в конце концов залезли внутрь, поужинали и легли спать.

Ветер, похоже, решил нас достать и в этом укрытии, всю ночь терзал палатку, заставлял нас поочередно вставать, застегивать расходившиеся молнии и подвязывать петли к колышкам – спали в ту штормовую ночь урывками.

 

10 СЕНТЯБРЯ, ПЯТНИЦА

 

Встали, не выспавшись, но бодро, в предвкушении грядущих событий. Выпили горячего чая, упаковались и пошли на самое дальнее место спуска, которое я проверял вчера и, оказавшееся наиболее приемлемым из отмеченных. По дороге подкрепились жимолостью. В 13-00 мы уже накачивали «Налим» на маленьком галечном пляже кальдеры (координаты 49 21 37.79N и 154 45 44.05E). В этом месте хороший выход к воде, довольно широкая полоса вулканической гладкой гальки и при желании можно даже поставить палатку, расчистив от камней место. По берегу можно найти достаточное количество плавника для приготовления пищи, однако, не бесконечное количество раз.

Было понятно, что на вершину мы не успеем по времени в тот день, но хотелось переплыть озеро и ступить на Вулкан. Рассчитали необходимое время прибытия назад – край 17-00. Накачивая и загружая «Налим» я старался не думать, получится или нет пересечь кальдеру, а сомнения были неизбежны – волна высокая, ветер очень сильный… В конце концов загружаемся в лодку, пытаемся отчалить, в этот момент две волны одна за другой перекатывают через низкий борт байдарки обдавая сидящих в ней выше пояса, Налим неуклюже, словно медленная гусеница вторит геометрии волн, показывая свою ненадежность и хлебая бортом воду озера. В одно мгновение все оказываемся на берегу, отменяем попытку взятия Вулкана, разводим костер, сушимся, обсуждаем.

Хотя покорение Креницына было не основной задачей экспедиции, взять ее очень хотелось. Но при этом риск должен быть разумным. Очутиться же в 7-ми градусной воде Кольцевого озера, где-нибудь посередине кальдеры без спасжилетов или вымокнув, но добравшись осуществлять восхождение на пронизывающем 30 м/с ветре не было разумным. Погревшись у костра, раздевшись мы с Василичем выполнили ритуальный заныр в Кольцевом озере, который длился всего несколько секунд, во всяком случае у меня, потому как свело все что можно от ледяной воды.

Подсушившись, упаковались и тронулись вверх на хребет, решив, что если судьба и погода дадут нам еще попытку, мы обязательно ей воспользуемся, а нет – значит так и должно быть.

«Все, что не происходит – все к лучшему», - не зря говорят. Ко времени начала подъема, погода резко ухудшилась, ветер усилился, облака начали накрывать кальдеру, пошла морось. Когда мы лезли вверх, я впервые в жизни увидел явление дождя, идущего вверх: ветер настолько сильно разгонялся по кальдере, что, упираясь в противоположную стену хребта, по которой мы карабкались под углом 45 градусов, и заворачивая по ней вверх, гнал капли дождя вверх, параллельно склону. Они беспощадно залетали даже под козырек кепки, когда мы поворачивались взглянуть на вулкан и кальдеру!

Подъем на хребет прошел довольно быстро и без проблем. Наверху построили дальнейший план: идем в базовый лагерь, завтра спускаемся по дороге в Муссель и переместившись на яхте на рейд Шестакова начинаем исследование западной стороны Острова. В 16-00 отправли СМС Андрею: «ждем тебя в Мусселе завтра, 11-го числа в 17-00».

Пошли к базовому лагерю. По хребту идти невозможно – порывы ветра буквально сбивают с ног, а с учетом парусности рюкзаков при резком спаде порыва есть вероятность оступиться и покатиться вниз на второе покорение кальдеры. Попытки срезать угол и выйти ниже знака на дорогу привели к дополнительным подъемам в обход уже начинающихся образовываться в хребте оврагов многочисленных ручьев, бегущих к океану и островков непроходимого стланика. Наконец мы на дороге!

В три коротких ходки с перерывами на сбор маслят мы довольно неспешно добрались до лагеря, под конец все же тяжело переставляя больные колени. Вернувшись в базовый лагерь мы ощутили себя как дома – и дорога «домой» была значительно короче и безветренная поляна лагеря навеяла лирические настроения.

  

Усиленное питание из картофельно-вермишелевого супа на тушенке и двойной порции картофельного пюре с жаренными маслятами степенно перемешивались с полученными впечатлениями дня, превращаясь в негу удовлетворения. Очередная глава книги Уланова смешала в головах произошедшее на самом деле и событияв книге, унесла в далекие сны…

 

11 СЕНТЯБРЯ, СУББОТА

 

 Ходим мы быстро, но собираемся о-очень медленно. Вот и в тот день мало того, что проснулись не в 8 а в 9, но и собирались три часа. В итоге, позавтракав кто кашей, а кто вчерашним супом, за ночь ставшим еще более наваристым и сытным, в 12 часов, взвалив на плечи вновь ставшие тяжелыми рюкзаки, мы выдвинулись вниз по тропе, т.е. старой японской дороге. Сперва было большое желание пойти по высохшему руслу ручья Резвый, однако, трезво оценив состояние своих коленных суставов и связок, было решено не рисковать и не скакать по камням русла, а идти проверенной дорогой. Тяжесть пути и отсутствие красивых пейзажей на дороге скрашивали парой остановок на полянах со спелой жимолостью, а так же фотосессией с красавицей рыжей лисицей, которая несколько раз показывалась нам, однако не подпускала очень близко и все время скрывалась из вида, когда мы пытались навести на нее фототехнику. Ярулаич все же умудряется сделать две короткие видео сессии, на чем мы и успокаиваемся. Тучи немного попугали нас, даже уронили пару капель, но снова выглянуло солнце. Оборачиваясь назад, посмотреть, не провожает ли нас взглядом непокоренный Вулкан, видим густое покрывало из облаков и тумана, надежно прячущее неприступную цитадель Острова. Как будто не желает еще раз прощаться. Какая же большая разница между погодой на хребте, всего лишь в 5 км (или 500 метрах по высоте, как считать) и здесь, в долине! Вспоминаем штормовую ночь, проведенную на хребте…В 16-40 кто бодро, а кто еле ковыляя спустились в бухту Муссель.

  

Яхты нет. Звоним в 17 часов по всем имеющимся телефонам, находим Алексея. По его словам яхта к нам вышла из С-К, Андрей обещал быть вовремя. Верится в его слова с трудом, так как горизонт чист, а это как минимум два-три часа хода под мотором. Спутниковый телефон на яхте не отвечает уже второй день в оговоренные сеансы связи, да и не в оговоренные тоже.

В сухом устье безымянного ручья, чуть южнее впадения Резвого находим защищенное место для палаток. К северу от  Резвого из скалы сочится вода, которую собираем веревочками в котелок со скоростью 1 л/час. Нам достаточно для готовки и чаепития. Исправленный чесноком и салом борщ «Гала-Гала» приходится очень кстати. Чай, глава «Курильского эксцельсиора» в прекрасном исполнении Ярулаича, задание Василичу разбудить нас в 8, хороший крепкий сон на берегу Тихого океана…

 

12 СЕНТЯБРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ

 

В большой палатке проснулись немногим ранее 8-ми. Василич умело перехрапывал в маленьком домике будильник, который первый раза зазвонил заблаговременно, в 7-50 и затем каждые 5 минут.

Яхты нет.

Развели огонь, запланировали выезд на рыбалку.

Накачали «Налим», пытаемся выйти в океан, который сегодня очень спокойный,  особенно здесь, в бухте. Первая попытка неудачная – Анатолич не рассчитал характер дна и небольшую, но набегающую волну в итоге уйдя под воду по пояс. Переоделся. Отчалили. На байде по Тихому океану!!! Вот это достойное продолжение экспедиции!!!

Зайдя за мыс, разделяющий бухту Муссель на северную и южную часть причалили на песке в северной, недалеко от устья р. Банной. Первым подойдя к речке, Ярулаич темпераментными жестами показал наличие и размеры рыбы, населяющей ручей. Жестикуляция его была убедительна и заставила нас с Анатоличем быстрее собрать снасти и присоединиться к Ярулаичу. Кижуч или какие-то его ближайшие родственники шли на нерест в верховья ручья и в большом количестве заполняли маленький плес ручья перед устьем. Под ними, у самого дна были видны рыбки поменьше, на поверку оказавшись речной форелью. 2 часа рыбалки на удочку, балду, спиннинг, просто мушку принесли нам пять достойных экземпляров лососевых и два десятка радужной форели, всего килограмм около шести.

Вернулись в лагерь в южный Муссель. Василич один скучал. Начали готовить рыбные яства – к вечеру были готовы настоящая уха с «головешкой и полтосиком», жареные стейки кижуча и мальки форели, слабосоленый кижуч и чуть присоленная кижучевая икра, которая была в одной рыбине.

  

Яхты нет. Начинаем строить запасные варианты. Поднимаем информацию, накопленную в рамках подготовки экспедиции. У Василича в Е-буке оказался наш сводный Excel файл, конвертированный в PDF, в котором среди всей полезной информации, были две странички, где хранилась информация, которая на тот момент была дороже золота всего мира – «трансфер» с телефонами владельцев судов, рыбачащих в районе Онекотана и «полезные ссылки» с телефоном Вячеслава Ивановича, диспетчера С-К морского порта. Пытаюсь дозвониться до порта, связь  плохая через спутник, когда понимаю, что говорю не с Вячеславом Ивановичем, а с какой-то дамой, она трехэтажным уже посылает меня, после чего не берет трубку. Решаем ждать утра и, при отсутствии связи с яхтой, вызывать помощь из С-К порта или мимопроходящих судов. МЧС рассматриваем, как крайний случай. Хотели приключений – вот новая серия…!

Ближе к вечеру Ярулаич с Василичем сгоняли на место рыбалки за оставленной там рацией. Видно рация показалась местной хозяйке-лисе очень интересным предметом и она ее изрядно «поизучала». Видимо, обиделась на ту копченую колбасу, которой я пытался накормить нашу гостью в тот день утром. А вообще лисы здесь красивые и очень доверчивые, как будто за ними кто-то ухаживает заботливой рукой. Видимо, на генном уровне передается положительный опыт общения их предков с японцами, которые держали на Острове лисью ферму.

  

Яхты нет. Звоним целый вечер нашим яхтсменам, вдруг, дозваниваемся в 21 час, говорят идут, завтра будут. Вечер прошел за долгим рыбным ужином. 


13 СЕНТЯБРЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК

 

Этот день получился совсем напрасно проведенным в бухте Муссель в ожидании яхты. Скрасили его выпечкой огромного оладушка во весь противень и чаепитием со сгущенкой. Получилось очень вкусно, тем более что хлеб совсем закончился. Ополоснули «Налим», вытащили на камни обсыхать и упаковывать.

Василич, Ярулаич и Анатолич поднялись наверх на прогулку к еле видневшимся с берега остаткам захоронения. Вернулись под впечатлением от увиденных могил 50-х годов. Три могилы с камнем повествующим о погибших во время исполнения обязанностей по охране гос границы и одна братская могила погибшим во время цунами 1952 года.

  

Пока я заносил в свой блокнот хронологию, экспедиционеры вернулись назад и указали мне на входившую в бухту яхту – увлекся. Окончательные сборы, три ходки на яхту и распаковка там заняли два часа с лишним и мы, попив чаю разместились отдыхать по каютам в этот раз, к сожалению, без «сказки» на ночь по причине разрозненности кают.

 

ЧАСТЬ 1.    ЧАСТЬ 2.    ЧАСТЬ 3.    ЧАСТЬ 4.